Пятница, 27 апреля 2018
Пятница, 27 апреля 2018
Популярно
15:56, 20 октября 2016

Невероятное интервью. Короткий рассказ


Невероятное интервью. Короткий рассказ об изнанке поэтической мастерской, с глубоким смыслом.

Невероятное интервью. Короткий рассказ

Утром Шворня разбудил телефонный звонок. Афанасий взял трубку.

— Слушаю.

— Шворень? Это из редакции «Поэтический мелочь». Сейчас к вам придет наш корреспондент. Встретьте его во всеоружии.

Афанасий бросил трубку. Скоро в комнату ввалился неуклюжий и затасканный юноша. Его рыжая морда была ободрана и покрыта угрями. Смотрел исподлобья трепетно, но нагло.

— Доброе утро! Ягоды поспели. Не ждали? А я вот — нежным телом в окошко влез и стал.

— Кто ты? — дико воскликнул Афанасий, озадаченный появлением этого сплошного урода.

— Я репортер. Я гибрид поэзии и прозы и газеты незаконный сын. Ясно? Я мыслю образами. Все сказанное здесь вы можете найти в моем сборнике «Лакированная грязь». Попробуйте понять.

— Вы из «Поэтического мелочи»? — наконец выбрал паузу, Шворень.

— Я скраплюю там поэтическую палитру. Вопрос первый: где, когда, каким образом вы родились?

Шворень раскрыл рот, но урод не унимался:

— Меня мать не родила, я родился сам. Мой талант — это мускулы машинные, председатель — лабораторный лабиринт. Я последнее слово науки. Стою конец пути в желтом молочае — отсидел по делу я в калине. Да, бывало. Эх, летит жирафа над рожью. Кстати, где прошло ваше детство?

— Я родилс..

— Ага. Я и забыл. Возле дома я сердцем пустым пою голодных гусей. Говорят, каламбур. А позвольте спросить вас, что такое талант? Не знаете? Ну, вот. Талант — это… Погодите, я отклонился. Итак, где вы учились?

Разговорчивый ублюдок даже не собирался замолчать.

— Я знаю, что придет мое время и на мою рубашку ручищу положит. Шо? Меня удивляет ваша нескромность. Вы не смеете перебивать гостя, особенно меня. Ага! Я узнал тебя по голосу и звуку. Шагаю рыбной землей, сбрасываю сапоги сушить. Красиво? Сам себе завидую. А вы знаете: сено пахнет космосом и бронзой, что мне на памятник куют. До вас не дойдет.

В Шворня тряслись руки, он лихорадочно вырабатывал план действий.

— Над чем вы сейчас работаете? — захлебывался «террорист». — Я глазами слышу, ушами я вижу, что на моей ладоне вселенная покоится.

Он подошел к зеркалу, глянул в него и удивленно спросил:

— Это что за вор? Убийца? Грабитель?

— Гений, — прошипел, Шворень.

— Действительно? А я думал, что только я…

— Дайте ему руку, — посоветовал Шворень. «Террорист» вернулся к зеркалу и протянул руку… Шворень стукнул его по темени и швырнул гостя за дверь.

Минуту было тихо. Затем под крепкими ударами двери затрещали и в свежие щели ворвался жизнеутверждающий стих:

Звезды кукарекают в фасоле,

Сириус присел на перелаз.

В одеяле неба в звездном наколе

Вёз я Киев милой напоказ.

У Шворня не было выбора. Он бросил писать стихи. Двойник больше не появлялся.

Василий Симоненко

Перевод с украинского Алполина


© 2018 Alpolina
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru